Ташкентский видеоквест: как главный тренд в медиа добирался до Узбекистана

О том, как наиболее востребованный во всем мире формат контента добирался до Узбекистана рассказывает Дарина Солод в материале для «Нового Репортера».
МАТЕРИАЛ ОТ СПИКЕРОВ
Источник: Дарина Солод для newreporter
Иллюстрация: Brian Purcell
Сегодня видео — самый популярный и быстроразвивающийся вид контента во всём мире. И эта тенденция сохраняется по меньшей мере последние два года. Видео работает как самостоятельная единица ресурса — например, в онлайн-репортажах, исследованиях или стримах. Может работать как элемент продвижения в социальных сетях — через caption-видео. Может быть частью чего-то большего — например, элементом мультимедийного проекта или проекта расширенного чтения.

Однако всё то, что было трендами в мировых медиа последние несколько лет, Узбекистан начал осваивать совсем недавно. Как и во многих других сферах, в этой у республики обнаружился «свой путь развития».
«Суверенный ютьюб»
Несколько последних лет просмотр видеороликов на YouTube, да ещё и с разрешением выше 360, было для узбекистанцев роскошью. Да что там: многие и сейчас не подозревают, что так можно. Проблема — в качестве интернет-связи.

За минувшие три года ситуация немного улучшилась, но и сейчас дела обстоят так: оптоволокно проведено не во все районы не то что Узбекистана, далеко не весь Ташкент пользуется «оптикой». На 2019 год только три миллиона человек по всей стране пользовались интернетом через домашнее подключение. При этом мобильный интернет используют уже 19 миллионов человек. В 2019 году население страны составляло чуть больше 35 миллионов человек, то есть в республике 14 миллионов человек в принципе не пользуются Сетью.

Что касается стоимости: средний пакет на 1,5 ГБ от оператора Ucell стоит примерно 2,9 доллара, такой же пакет от Beeline — 3,2 доллара. С таким количеством трафика вряд ли можно просматривать передачи или полноценно потреблять видеоконтент. Мобильный интернет анлим стоит минимум 12,5 доллара в месяц (максимум — 29), для жителей Узбекистана это недешёвое удовольствие. Да и полноценного анлима у операторов нет. При достижении определённого порога в MB скорость доступа урезается вдвое.

Все эти технические подробности нужны, чтобы было понятно, насколько Узбекистан способен потреблять видеоконтент. И если сейчас дела обстоят таким образом, то можно представить, что творилось лет шесть назад.

Из-за ограничения скорости внешнего интернета широкое распространение в стране получила сеть внутреннего интернета, так называемый TAS-IX. Скорость этого внутреннего интернета всегда была в разы лучше, чем у внешнего. И именно благодаря этому в стране появились собственные видеоплощадки, на которых и размещался основной видеоконтент.

Внезапные «технические неполадки» в работе общемировых социальных сетей делали внутренние ресурсы ещё более популярными. Среди фаворитов внутреннего потребления были mover.uz и mytube.uz. Сейчас их популярность снизилась, особенно в столице, так как скорость и зона покрытия в Ташкенте позволяет пользователям сёрфить на YouTube и смотреть видеоконтент с внешних источников.

Однако даже при наличии внутренних видеоплатформ медиа Узбекистана не спешили генерировать видеоконтент.
Первые шаги в новом направлении
Если перейти в раздел «Новости» того же «Мовера», то видно, что раньше всех новостные видеоролики стал загружать популярный узбекоязычный ресурс Daryo.uz — они появились в 2013 году и собирали от 150 до 500 просмотров. Сейчас репортажи ресурса на этой же площадке собирают около 3000 просмотров. Первые видео на YouTube у СМИ появились только в 2017 году, однако собирали уже от 10 000 просмотров, в зависимости от остроты темы. А вот в Facebook видео у ресурса прокачивалось не сильно — всего от 3000 просмотров одного ролика. Впрочем, и контент на площадке был не самым захватывающим: отрывки футбольных матчей и других спортивных мероприятий. Хотя, конечно, случаются и пики активности, когда тема «залетает» и ролик просматривает до 40 000 человек. Чуть позже редакция решила дублировать контент на всех своих площадках, предоставив пользователям самим решать, где им удобнее смотреть видео.
Главный конкурент Daryo.uz в узбекоязычном сегменте — издание Kun.uz — обосновалось на «Мовере» только в 2016 году. Ролики собирали в среднем до 600 просмотров, но сегодня посещаемость упала больше чем в 30 раз, некоторые ролики имеют и вовсе по 5-6 просмотров. Что тоже говорит о том, что выросшая скорость интернета перевела аудиторию на более удобные площадки — Facebook Watch и YouTube. На последнем у Kun.uz 490 000 подписчиков — рекордная цифра для СМИ из Узбекистана. Собственно, и некоторые ролики собирали до 2,5 миллиона просмотров. Выгружать видео на YouTube СМИ начало в 2017 году, сейчас у первого ролика свыше 150 000 просмотров. Что касается caption, то тут у «Кун» также всё хорошо с просмотрами — ролики могут собирать и 50, и 100 тысяч просмотров, так как практически все они посвящены важным новостям и вызывают эмоцииаудитории.
Самое популярное русскоязычное издание Gazeta.uz первые шаги по созданию видеоконтента на «Мовере» начало делать в 2016 году. Первый ролик появился в мае 2016 и собрал 1100 просмотров. Сейчас количество просмотров на площадке очень скачет — от 300 до 4000. Примерно в то же время издание освоило и YouTube — первый ролик появился там в сентябре 2016, сейчас у него 2100 просмотров. По количеству подписчиков Gazeta.uz на YouTube уступает своим узбекоязычным конкурентам — 13,4 тысячи, последние ролики СМИ собирают в среднем до 10 000 просмотров. В зависимости от повестки и инфоповода цифра может быть больше. На Facebook всё примерно так же — первый ролик появился всё в том же 2016 году, сейчас ролики собирают от 4 до 20 000 просмотров.
«Три кита», которые транслируют основную повестку дня, оставили далеко позади своих более мелких конкурентов. Однако стоит учитывать и возраст изданий, и то, сколько ресурсов вкладывается в продвижение контента. Но и те, кто помоложе, тоже пытаются привлекать аудиторию с помощью видео. Например, издание Repost.uz. Оно пошло по пути российского Life в плане выбора контента, снимают и caption-ролики. Первые видео проекта собирали до 10 000 просмотров, сейчас средняя цифра — около 6000. Ролики, выбивающиеся из этих показателей, как правило, касаются скандалов или шоу-бизнеса. Так, например, видео про певицу Юлдуз Усманову оказалось в топе и собрало свыше 40 000 просмотров. Или ролик про концерт Ольги Бузовой и её наряды, тоже ставший хитом, — 127 000 на сегодняшний день.

Развлекательное медиа MyDay делает видео на Facebook больше трёх лет, но среднее количество просмотров редко достигает 1000. Немного лучше ситуация на канале издания в YouTube — там ролики набирают в среднем до 4000 по текущей повестке и до 100 000, если касаются узбекских звёзд шоу-бизнеса.

У прямого конкурента MyDay, издания Afisha.uz, входящего в медиахолдинг «Афиша Медиа» (туда входит и Gazeta.uz), дела с видео обстоят ещё хуже. Издание делает ролики около пяти лет, однако они редко собирают больше 5000 просмотров. Средняя цифра — 600-700.

Что же касается государственных изданий, то они в принципе не стремятся делать свой контент разнообразным. Главный поставщик новостей — агентство «УзА» — вообще не имеет вкладки «видео» на своей Facebook-странице.

«Правда Востока», в отличие от «УзА», с видео поэкспериментировали и бросили — вкладка есть, роликов всего четыре, среднее количество просмотров — 100.

Государственное издание «Вечерний Ташкент» оказалось чуть более продвинутым и с видео работает довольно плотно — по сравнению с другими госСМИ. Правда, оригинальность заголовков хромает.
Остальные государственные СМИ либо так и не обзавелись страницами на Facebook, либо спрятали их так хорошо, что найти их без проводника почти невозможно.

Что же касается узбекистанского телевидения, то оно в формате видео в интернете не представлено почти совсем.
Так почему в Узбекистане видеоконтент развивается так медленно?
Даже с низкой скоростью связи жители Узбекистана всё равно находят возможность смотреть ролики — а главное, хотят это делать. Тогда что мешает развитию видеоконтента? Помимо главной причины — плохого интернета — есть ещё несколько. Например, размер редакции, её платежеспособность, язык и компетенция.

1. Размер редакции. Видеоконтент развивается. Но, как мы показали выше, у одних медиа — лучше, чем у других. В крупных медиа — к примеру, в Kun.uz — сознательно делали упор на создание роликов, а журналисты проходили тренинги и мастер-классы по созданию caption и более детальных видеорепортажей, а потом распространяли полученные знания в своих редакциях. У них была возможность пойти поучиться, а потом вернуться к работе. В мелких редакциях, где и так работать некому, отрываться на учёбу сложнее.

2. Язык. Большинство населения Узбекистана говорит по-узбекски и на этом же языке потребляет контент. Поэтому он гораздо популярнее и собирает больше просмотров, чем аналогичный на русском, даже если его качество окажется выше.

3. Платежеспособность редакции. Для продвижения видео важны несколько факторов — постоянство, актуальность темы и реклама. То есть в идеале в редакции должен быть целый отдел, который будет заниматься созданием, публикацией и дистрибьюцией видеоконтента. Или хотя бы пара сотрудников. Однако содержать такой отдел или таких сотрудников могут себе позволить далеко не все СМИ страны. А это значит, что в гонке могут участвовать только лидеры, зарабатывающие достаточно на рекламе. Молодые редакции вступают в эту гонку, но далеко не всегда уделяют достаточно внимания постоянству публикаций и дистрибьюции на разных площадках.

4. Компетенция. YouTube и ролики для него требуют кардинально иного подхода, чем Facebook или даже Instagram. Каждой платформе нужно отдельное внимание. Пока не все СМИ освоили эти тонкости и нащупали свою аудиторию. Многие продолжают публиковать один и тот же контент на разных площадках или развивать только свои Facebook или Instagram.

Развитие видеоконтента в Узбекистане началось довольно поздно по сравнению с большинством других стран мира. Но и за каких-то три года лидеры рынка, да и молодые СМИ достигли каких-то результатов. И если положительная динамика в развитии всей отрасли будет продолжаться, то, возможно, через год мы будем говорить совсем о других результатах.

Оцените материал
BALKŌN — самиздат академии. Журнал, в котором публикуются материалы студентов факультета журналистики, кейсы студентов маркетинга, рекламы и брендинга.